В начале Неолитического периода, уже в VII-м тысячелетии до нашей эры, возникли знаковые системы, существовавшие до появления настоящей письменности, но имевшие схожие с ней черты. Такие системы – протописьменности (предписьменности). Эти мнемонические знаковые системы, не воспроизводящие непосредственно речи, но служащие напоминанием или подсказкой для лица, воспринимающего (или передающего далее) некоторое сообщение возникали у разных племён эпохи неолита.

В протописьменности, которая, по-видимому, была лишена прямого языкового содержания, использовались идеографические и/или ранние мнемонические знаки для передачи сведений.

Таблички из Киша (3500 г. до н. э.)

Мнемоническим знаком может быть предмет (например, стрела как знак объявления войны), группа предметов, либо рисунок или группа рисунков («палетка Нармера» в Древнем Египте – большая каменная плоская таблица с рельефными изображениями, рассказывающими о походе царя Верхнего Египта на Нижний Египет; индейские договоры с правительством США), либо условные пометы (узлы, зарубки).

Однако о собственно протописьменности можно говорить лишь тогда, когда выработалась определённая стабильная система мнемонических знаков (объёмные изображения предметов на Ближнем Востоке с VIII‑го тыс. до н. э., рисунки в Египте, Шумере, Эламе, рисунки протоиндской культуры IV – III‑го тыс. до н. э., рисуночная протописьменность ацтеков, возможно, майя письмо). Так, шумерская архаическая иероглифика, предшествовавшая клинописи, была протописьменностью, так как не ставила целью точное воспроизведение связной речи. Такой вид протописьменности часто неточно называется идеографической письменностью.

Однако протописьменность не является собственно письменностью, поскольку письменность — это знаковая система, воспроизводящая связную речь; в то же время даже протописьменность ориентируется не на понятия, а на слова, их выражающие (хотя и отвлекаясь от их грамматической формы, служебных слов и т. п.), а потому может выражать и слова, лишь сходно звучащие с теми, которые выражают понятия, ассоциирующиеся с данным знаком-рисунком; в последнем случае знак выступает уже не как идеограмма, а как логограмма; в дальнейшем такой знак начинает использоваться для передачи соответственно звучащей фонемной последовательности (например, слога), грамматической флексии, служебных слов и т. п., в результате чего возникает словесно-слоговое письмо.

Первые системы предписьменности.

Пример знаков письменности Цзяху, похожие на надпись отметины, найденные на черепаховых панцирях

  1. Черепаховые панцири с вырезанными знаками из Цзяху в провинции Хэнань в Северном Китае, датируемые VII тысячелетием до нашей эры.
  2. Винчанское письмо или знаки Винча (VI — V тысячелетия до нашей эры, современной Сербии) — это система простых символов, появившаяся в VII тысячелетии до н. э., постепенно усложнявшаяся в VI тысячелетии и появившаяся в последний раз в Тэртерийских табличках 5300 г. до н. э.; утверждалось, что выстраивание символов вызывает впечатление «текста».

Табличка из Диспилио в конце VI тысячелетия имеет схожие черты. Табличка из Диспилио — деревянная табличка со знаками, которую обнаружил в 1993 году греческий археолог Георгий Урмузиадис при раскопках неолитического селения у современного села Диспилио в Греции, на берегу озера Орестиада.

Несмотря на разделяющие их сотни километров и сотни лет, пиктограммы демонстрируют удивительное сходство на всём протяжении ареала культуры Винча. Пиктограммы оставались в ходу до наступления бронзового века (нашествие индоевропейцев), после чего вышли из употребления, и на смену им не пришло никакого подобия письменности.

  1. В иероглифической письменности Древнего Ближнего Востока (Египетской, Шумерской прото-клинопись и Критское) плавно появляются из таких систем знаков, так что сложно сказать, в какой именно момент письменность появляется из протописьма. Эта проблема усугубляется тем фактом, что очень мало известно о смысле символов.

Переход от протописьма к самим ранним полностью развитым системам письменности состоялся в конце IV – начале III тысячелетия до н. э. в плодородном полумесяце. Табличка из Киша, датируемая 3500 г. до н. э., отражает ступень «прото-клинопись», когда то, что должно было стать клинописью из Шумера был еще в протописьменной степени.

К концу IV тысячелетия до н. э., эта знаковая система превратилась в способ сохранения подсчетов (ведения бухгалтерского учета), с помощью округлой палочки стилоса, впечатываемой в мягкую глину под разными углами для записи чисел. Это постоянно дополнялось пиктографическим письмом острой палочкой, чтобы указать, что было подсчитано. Переходная ступень к настоящей письменности проходит в период Джемдет-Наср (с 31-го до 30-го вв. до н. э.). Аналогичная эволюция имела место в генезисе египетских иероглифов. Различные ученые полагают, что египетские иероглифы «появилась чуть позже Шумерской письменности, и … наверное [были] … придуманы под влиянием последней …», хотя указывается, и настаивается, что «доказательство такого прямого влияния остается надуманным», и что «очень вероятные доводы могут быть сделаны по независимому развитию письменности в Египте …».